Cлова на букву "E"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
1EARLY
1EARTH
1EGO
9EIN
6EINE
1ELABORATION
1ELEMENT
1ELISA
2ELLA
10ELLE
1ELYSEES
1EMPIRE
4ENCORE
7ENFANT
1ENGLAND
3ENGLISH
1ENTRE
4ESPRIT
2ESSENCE
111EST
1ESTES
2ETAIT
2ETC
4ETE
2ETRE
8EUGENE
4EUROPE
1EVELYN
2EVERY
1EXPRESSION
1EXTRACT

Несколько случайно найденных страниц

по слову ENFANT

1. Несчастная (глава 17)
Входимость: 2. Размер: 63кб.
Часть текста: Колтовского, в его деревенском доме, в небольшой комнате второго этажа. Со мной вместе живет мать моя, еврейка, дочь умершего живописца, вывезенного из-за границы, болезненная женщина с необыкновенно красивым, как воск бледным лицом и такими грустными глазами, что, бывало, как только она долго посмотрит на меня, я, и не глядя на нее, непременно почувствую этот печальный, печальный взор, и заплачу, и брошусь ее обнимать. Ко мне ездят наставники; меня учат музыке и зовут меня барышней. Я обедаю за господским столом вместе с матушкой. Г-н Колтовской - высокий, видный старик с величавою осанкой; от него всегда пахнет амброй. Я боюсь его до смерти, хоть он зовет меня Suzon и дает мне целовать, сквозь кружевную манжетку, свою сухую жилистую руку. С матушкой он изысканно вежлив, но беседует и с нею мало: скажет ей два-три благосклонные слова, на которые она тотчас торопливо ответит,- скажет и умолкнет, и сидит, с важностью озираясь кругом и медленно перебирая щепотку испанского табаку в золотой круглой табатерке с вензелем императрицы Екатерины. Девятый год моего возраста остался мне навсегда памятным... Я узнала тогда, через горничных в девичьей, что Иван Матвеич Колтовской мне отец, и почти в тот же день мать моя, по его...
2. Месяц в деревне
Входимость: 1. Размер: 41кб.
Часть текста: богатый помещик, 36 лет. Haтaлья Пeтpoвнa, жена его, 29 лет Коля, сын их, 10 лет Верочка, воспитанница, 17 лет Анна Семеновна Ислаева, мать Ислаева, 58 лет. Лизавета Богдановна, компаньонка, 37 лет Шааф, немец-гувернер, 45 лет Михаила Александрович Ракитин, друг дома, 30 лет. Алексей Николаевич Беляев, студент, учитель Коли, 21 года. Афанасий Иванович Большинцов, сосед, 48 лет. Игнатий Ильич Шпигельский, доктор, 40 лет. Матвей, слуга, 40 лет Катя, служанка, 20 лет Действие происходит в имении Ислаева в начале сороковых годов Между 1 и 2, 2 и 3, 4 и 5 действиями проходит по дню. ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ Театр представляет гостиную Направо карточный стол и дверь в кабинет, прямо дверь в залу, налево два окна и круглый стол По углам диваны За карточным столом Анна Семеновна, Лизавета Богдановна и Шааф играют в преферанс; у круглого стола сидят Наталья Петровна и Ракитин Наталья Петровна вышивает по канве, у Ракитина в руках книга Стенные часы показывают три часа. Шааф. Ф червех. Анна Семеновна. Опять? Да ты нас, батюшка, эдак совсем заиграешь. Шааф (флегматически). Фоземь ф червех. Анна Семеновна (Лизавете Богдановне). Каков! С ним играть нельзя Лизавета Богдановна улыбается Наталья Петровна (Ракитину) Что ж вы перестали? Читайте. Ракитин (медленно поднимая книгу) "Monte-Cristo se redressa haletant..." Наталья Петровна, вас это занимает? Наталья Петровна. Нисколько. Ракитин. Для чего же мы читаем? Наталья Петровна. А вот для чего На днях мне одна дама говорила: "Вы не читали Монте-Кристо? Ах, прочтите- это прелесть". Я ничего ей не отвечала тогда, а теперь могу ей сказать, что читала и никакой прелести не нашла Р а к и т и н. Ну да, Если вы теперь уже успели убедиться... Наталья Петровна. Ах, какой вы ленивый! Ракитин. Я готов, помилуйте... (Отыскав место, где остановился ) Se redressa haletant, et... 2 Наталья Петровна (сама перебивая его). Видели вы Аркадия сегодня? 1 Монте Кристо вскочил, прерывисто дыша (франц ) 2...
3. Дворянское гнездо (главы 36-40)
Входимость: 1. Размер: 46кб.
Часть текста: его тетки на него напала грусть; он вступил в разговор с Антоном; у старика, как нарочно, все невеселые мысли на уме были. Он рассказал Лаврецкому, как Глафира Петровна перед смертью сама себя за руку укусила, - и, помолчав, сказал со вздохом: "Всяк человек, барин-батюшка, сам себе на съедение предан". Было уже поздно, когда Лаврецкий пустился в обратный путь. Вчерашние звуки охватили его, образ Лизы восстал в его душе во всей своей кроткой ясности; он умилился при мысли, что она его любит, - и подъехал к своему городскому домику успокоенный и счастливый. Первое, что поразило его при входе в переднюю, был запах пачули, весьма ему противный; тут же стояли какие-то высокие сундуки и баулы. Лицо выскочившего к нему навстречу камердинера показалось ему странным. Не отдавая себе отчета в своих впечатлениях, переступил он порог гостиной... Ему навстречу с дивана поднялась дама в черном шелковом платье с воланами и, поднеся батистовый платок к бледному лицу, переступила несколько шагов, склонила тщательно расчесанную душистую голову - и упала к его ногам... Тут только он узнал ее: эта дама была его жена. Дыхание у него захватило... Он прислонился к стене. - Теодор, не прогоняйте меня! - сказала она по-французски, и голос ее как ножом резанул его по сердцу. Он глядел на нее бессмысленно и, однако, тотчас же невольно заметил, что она и побелела и отекла. - Теодор! - продолжала она, изредка вскидывая глазами и осторожно ломая свои удивительно красивые пальцы с розовыми лощеными ногтями. - Теодор, я перед вами виновата, глубоко виновата, - скажу более, я преступница; но вы выслушайте меня, раскаяние меня мучит, я стала самой себе в тягость, я не могла более переносить мое положение; сколько раз я думала обратиться к вам, но я боялась вашего гнева; я решилась разорвать всякую связь с прошедшим... puis, j'ai ete si malade, я была так больна, - прибавила она и провела рукой по лбу и по щеке, - я воспользовалась распространившимся...
4. Яков Пасынков (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 19кб.
Часть текста: и велел спросить, дома ли она и могу ли я ее видеть. Елисей скоро вернулся и объявил, что Софья Николаевна дома и принимает. Я отправился к Софье -Николаевне. Когда я вошел к ней, она стояла посреди комнаты и прощалась с каким-то высоким и плотным господином. "Как вы хотите,- говорил он густым и зычным голосом,- он не безвредный человек, он бесполезный человек; а всякий бесполезный человек в благоустроенном обществе вреден, вреден, вреден!" С этими словами высокий господин вышел. Софья Николаевна обратилась ко мне. - Как давно мы не видались! - проговорила она.- Сядьте, прошу вас... Мы сели. Я посмотрел на нее... Увидеть после долгой разлуки черты лица, некогда дорогого, быть может любимого, узнавать их и не узнавать, как будто сквозь прежний, все еще не забытый облик-выступил другой, хотя похожий, но чуждый; мгновенно, почти невольно заметить следы, наложенные временем,- все это довольно грустно. "И я, должно быть, также изменился",- думает каждый про себя... Впрочем, Софья Николаевна не очень постарела; но когда я видел ее в последний раз - ей минул шестнадцатый год, а с тех пор прошло девять лет. Черты лица ее стали еще правильнее и строже; они по-прежнему...
5. Новь (главы 26-27)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
Часть текста: Часа за два до обеда они как-то вдруг очутились одни в гостиной. Каждая из них немедленно почувствовала, что минута неизбежного столкновения настала, и потому, после мгновенного колебания, обе тихонько подошли друг к дружке. Валентина Михайловна посматривала направо, Марианна стиснула губы, обе были бледны. Переходя через комнату, Валентина Михайловна посматривала направо, налево, сорвала листок гераниума... Глаза Марианны были прямо устремлены на приближавшееся к ней улыбавшееся лицо. Сипягина первая остановилась; и, похлопывая концами пальцев по спинке стула. - Марианна Викентьевна, - выговорила она небрежным голосом, - мы, кажется, находимся в корреспонденции друг с другом... Живя под одной крышей, это довольно странно; а вы знаете, я не охотница до странностей. - Не я начала эту корреспонденцию, Валентина Михайловна. - Да... Вы правы. В странности на этот раз виновата я. Только я не нашла другого средства, чтобы возбудить в вас чувство... как бы это сказать? - чувство... - Говорите прямо, Валентина Михайловна; не стесняйтесь, не бойтесь оскорбить меня. - Чувство... приличия. Валентина Михайловна умолкла; один легкий стук ее пальцев по спинке стула слышался по комнате. - В чем же вы находите, что я не соблюла приличия ? - спросила Марианна. Валентина Михайловна пожала плечами. - Ma chere, vous n'etes plus um enfant - и вы меня очень хорошо...

© 2000- NIV