Cлово "ЛИЦО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЛИЦУ, ЛИЦА, ЛИЦЕ, ЛИЦОМ

1. Песнь торжествующей любви
Входимость: 27.
2. Фауст
Входимость: 26.
3. Несчастная (глава 17)
Входимость: 22.
4. Дневник лишнего человека (страница 2)
Входимость: 22.
5. Накануне (главы 16-20)
Входимость: 21.
6. Дым (главы 13-15)
Входимость: 21.
7. Дым (главы 16-18)
Входимость: 21.
8. Ася
Входимость: 20.
9. Дворянское гнездо (главы 41-45, эпилог)
Входимость: 20.
10. Яков Пасынков
Входимость: 19.
11. Певцы. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 19.
12. Дворянское гнездо (главы 36-40)
Входимость: 18.
13. Отцы и дети (главы 13-16)
Входимость: 18.
14. Степной король Лир (примечания)
Входимость: 17.
15. Несчастная (главы 18-24)
Входимость: 17.
16. Дворянское гнездо (приложения: страница 6)
Входимость: 17.
17. Степной король Лир (примечания, страница 4)
Входимость: 17.
18. Накануне
Входимость: 16.
19. Первая любовь
Входимость: 16.
20. Новь (главы 30-32)
Входимость: 16.
21. Дворянское гнездо (приложения: страница 2)
Входимость: 16.
22. Дневник лишнего человека
Входимость: 16.
23. Отцы и дети (главы 22-24)
Входимость: 16.
24. Несчастная (главы 9-16)
Входимость: 16.
25. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 21). Время разбрасывать камни
Входимость: 15.
26. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 28). Возвращение
Входимость: 15.
27. После смерти (Клара Милич)
Входимость: 15.
28. Конец Чертопханова. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 15.
29. Новь (главы 20-21)
Входимость: 15.
30. Поездка в Полесье
Входимость: 15.
31. Отцы и дети (главы 5-8)
Входимость: 15.
32. Муму
Входимость: 15.
33. Дым (главы 10-12)
Входимость: 15.
34. Чертопханов и Недопюскин. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 14.
35. Дворянское гнездо (главы 6-10)
Входимость: 14.
36. Дворянское гнездо (приложения: страница 4)
Входимость: 14.
37. Часы (главы 17-24)
Входимость: 14.
38. Фокин П.: Тургенев без глянца (ознакомительный фрагмент). Облик
Входимость: 14.
39. Дворянское гнездо (главы 26-30)
Входимость: 14.
40. Гамлет Щигровского уезда. (из цикла "Записки охотника")
Входимость: 14.
41. Новь (главы 7-10)
Входимость: 14.
42. Затишье (глава 2)
Входимость: 14.
43. Степной король Лир (главы 25-31)
Входимость: 13.
44. Новь
Входимость: 13.
45. После смерти (Клара Милич). (главы 14-18)
Входимость: 13.
46. Фокин П.: Тургенев без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 13.
47. Новь (главы 11-13)
Входимость: 13.
48. Новь (главы 35-36)
Входимость: 13.
49. Дым (главы 4-6)
Входимость: 13.
50. После смерти (Клара Милич). (главы 10-13)
Входимость: 13.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Песнь торжествующей любви
Входимость: 27. Размер: 42кб.
Часть текста: эту связь. Оба принадлежали к старинным фамилиям; оба были богаты, независимы и бессемейны; вкусы, наклонности были схожие у обоих. Муций занимался музыкой, Фабий - живописью. Вся Феррара гордилась ими, как лучшим украшением двора, общества и города. Наружностью они, однако, не походили друг на друга, хотя оба отличались стройной юношеской красотою: Фабий был выше ростом, бел лицом и волосом рус - а глаза имел голубые; Муций, напротив, имел лицо смуглое, волосы черные, и в темно-карих его глазах не было того веселого блеска, на губах той приветливой улыбки, как у Фабия; его густые брови надвигались на узкие веки - тогда как золотистые брови Фабия уходили тонкими полукругами на чистый и ровный лоб. Муций и в разговоре был менее жив; со всем тем оба друга одинаково нравились дамам - ибо недаром были образцами рыцарской угодливости и щедрости. В одно и то же время с ними проживала в Ферраре девица по имени Валерия. Ее считали одной из первых красавиц города, хотя видеть ее можно было очень редко, так как она вела жизнь уединенную и выходила из дому...
2. Фауст
Входимость: 26. Размер: 83кб.
Часть текста: друг, и, по обещанию, берусь за перо и пишу к тебе. Мелкий дождь сеет с утра: выйти невозможно; да и мне же хочется поболтать с тобой. Вот я опять в своем старом гнезде, в котором не был - страшно вымолвить - целых девять лет. Чего, чего не перебывало в эти девять лет! Право, как подумаешь, я точно другой человек стал. Да и в самом деле другой: помнишь ты в гостиной маленькое, темненькое зеркальце моей прабабушки, с такими странными завитушками по углам, - ты все, бывало, раздумывал о том, что оно видело сто лет тому назад, - я, как только приехал, подошел к нему и невольно смутился. Я вдруг увидел, как я постарел и переменился в последнее время. Впрочем, не я один постарел. Домишко мой, уже давно ветхий, теперь чуть держится, весь покривился, врос в землю. Добрая моя Васильевна, ключница (ты ее, наверно, не забыл: она тебя таким славным вареньем потчевала), совсем высохла и сгорбилась; увидав меня, она даже вскрикнуть не могла и не заплакала, а только заохала и раскашлялась, села в изнеможении на стул и замахала рукою. Старик Терентий еще бодрится, по-прежнему держится прямо и на ходу выворачивает ноги, вдетые в те же самые желтые нанковые панталошки и обутые в те же самые скрыпучие козловые башмаки, с высоким подъемом и бантиками, от которых ты не однажды приходил в умиление... Но, боже мой! - как болтаются теперь эти панталошки на его худеньких ногах! как волосы у него побелели! и лицо совсем съежилось в...
3. Несчастная (глава 17)
Входимость: 22. Размер: 63кб.
Часть текста: двадцать восемь лет. Вот мои первые воспоминания: я живу в Тамбовской губернии, у одного богатого помещика, Ивана Матвеича Колтовского, в его деревенском доме, в небольшой комнате второго этажа. Со мной вместе живет мать моя, еврейка, дочь умершего живописца, вывезенного из-за границы, болезненная женщина с необыкновенно красивым, как воск бледным лицом и такими грустными глазами, что, бывало, как только она долго посмотрит на меня, я, и не глядя на нее, непременно почувствую этот печальный, печальный взор, и заплачу, и брошусь ее обнимать. Ко мне ездят наставники; меня учат музыке и зовут меня барышней. Я обедаю за господским столом вместе с матушкой. Г-н Колтовской - высокий, видный старик с величавою осанкой; от него всегда пахнет амброй. Я боюсь его до смерти, хоть он зовет меня Suzon и дает мне целовать, сквозь кружевную манжетку, свою сухую жилистую руку. С матушкой он изысканно вежлив, но беседует и с нею мало: скажет ей два-три благосклонные слова, на которые она тотчас торопливо ответит,- скажет и умолкнет, и сидит, с важностью озираясь кругом и медленно перебирая щепотку испанского табаку в золотой круглой табатерке с вензелем императрицы Екатерины. Девятый год моего возраста остался мне навсегда памятным... Я узнала тогда, через горничных в девичьей,...
4. Дневник лишнего человека (страница 2)
Входимость: 22. Размер: 44кб.
Часть текста: робких - состоит именно в том, что они, имея глаза и даже растаращив их, ничего не видят или видят все в ложном свете словно сквозь окрашенные очки. Их же собственные мысли и наблюдения мешают им на каждом шагу. В начале нашего знакомства Лиза обращалась со мной доверчиво и вольно, как ребенок; может быть, даже в ее расположении ко мне было нечто более простой, детской привязанности... Но когда совершился в ней тот странный, почти внезапный перелом, она, после небольшого недоумения, почувствовала себя стесненной в моем присутствии; она невольно отворачивалась от меня и в то же время грустила и задумывалась... Она ждала... чего? сама не знала... а я... я, как уже сказано, радовался этой перемене... Я, ей-богу, чуть-чуть не замирал, как говорится, от восторга. Впрочем, я готов согласиться, что и другой на моем месте мог бы обмануться... У кого нет самолюбия? Нечего и говорить, что это все мне стало ясным только в последствии времени, когда мне пришлось опустить свои ошибенные, и без того несильные, крылья. Недоразумение, возникшее между мной и Лизой, продолжалось целую неделю,- и в этом нет ничего удивительного: мне случалось быть свидетелем недоразумений, продолжавшихся годы за годами. Да и кто сказал, что одна истина действительна? Ложь так же живуча, как и истина, если не более. Точно, помнится, во мне даже в...
5. Накануне (главы 16-20)
Входимость: 21. Размер: 43кб.
Часть текста: бы с ними, полетела - куда, не знаю, только далеко, далеко отсюда. И не грешно ли это желание? У меня здесь мать, отец, семья, Разве я не люблю их? Нет, я не люблю их так, как бы хотелось любить. Мне страшно вымолвить это, но это правда. Может быть, я большая грешница; может быть, оттого мне так грустно, оттого мне нет покоя. Какая-то рука лежит на мне и давит меня. Точно я в тюрьме, и вот-вот сейчас на меня повалятся стены. Отчего же другие этого не чувствуют? Кого же я буду любить, если я к своим холодна? Видно, папенька прав: он упрекает меня, что я люблю одних собак да кошек. Надо об этом подумать. Я мало молюсь; надо молиться... А кажется, я бы умела любить! ...Я все еще робею с господином Инсаровым. Не знаю отчего; я, кажется, не молоденькая, а он такой простой и добрый. Иногда у него очень серьезное лицо. Ему, должно быть, не до нас. Я это чувствую, и мне как будто совестно отнимать у него время. Андрей Петрович - другое дело. Я с ним готова болтать хоть целый день. Но и он мне все говорит об Инсарове. И какие страшные подробности! Я его видела сегодня ночью с кинжалом в руке. И будто он мне говорит: "Я тебя убью и себя убью". Какие глупости! ...О, если бы кто-нибудь мне сказал: вот что ты должна делать! Быть доброю - этого мало; делать добро... да; это главное в жизни. Но как делать добро? О, если б я могла овладеть собою! Не понимаю, отчего я так часто думаю о господине Инсарове. Когда он приходит и сидит и слушает внимательно, а сам не старается, не хлопочет, я гляжу на него, и мне приятно - но только; а когда он уйдет, я все припоминаю его слова и досадую на себя и даже волнуюсь... сама не знаю отчего. (Он плохо говорит по-французски, и не стыдится - это мне...

© 2000- NIV