Cлово "ДОМ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДОМУ, ДОМА, ДОМЕ, ДОМОМ

1. Постоялый двор
Входимость: 34. Размер: 147кб.
2. Три встречи
Входимость: 34. Размер: 87кб.
3. Григорьев А. А.: И. С. Тургенев и его деятельность
Входимость: 30. Размер: 330кб.
4. Неосторожность
Входимость: 29. Размер: 98кб.
5. Фауст
Входимость: 27. Размер: 83кб.
6. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 3). Детство
Входимость: 27. Размер: 51кб.
7. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 2). Спасское гнездо
Входимость: 27. Размер: 46кб.
8. Андрей Колосов
Входимость: 23. Размер: 97кб.
9. Два приятеля
Входимость: 23. Размер: 169кб.
10. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 5). Берлинские университеты
Входимость: 22. Размер: 77кб.
11. Орлова Г. И.: Усадебно-дворянский топос в пьесах И. С. Тургенева и А. Н. Островского
Входимость: 21. Размер: 23кб.
12. Муму
Входимость: 21. Размер: 56кб.
13. Чернов Н. М.: Первая любовь
Входимость: 19. Размер: 30кб.
14. Ю.В. Лебедев. Тургенев (часть 6). На распутье. Дружба с В.Г. Белинским
Входимость: 19. Размер: 81кб.
15. Сон
Входимость: 19. Размер: 67кб.
16. Чернов Н. М.: Деревенское детство Тургенева
Входимость: 18. Размер: 35кб.
17. Завтрак у предводителя
Входимость: 17. Размер: 57кб.
18. Отрывки из воспоминаний — своих и чужих. Отчаянный
Входимость: 17. Размер: 83кб.
19. Дворянское гнездо (главы 6-10)
Входимость: 17. Размер: 40кб.
20. Дворянское гнездо (главы 41-45, эпилог)
Входимость: 17. Размер: 51кб.
21. Чернов Н. М.: Тургенев в Москве
Входимость: 16. Размер: 22кб.
22. Чернов Н. М.: "Муму" - групповой портрет с барыней
Входимость: 16. Размер: 21кб.
23. Степной король Лир (главы 25-31)
Входимость: 15. Размер: 34кб.
24. Новь (главы 7-10)
Входимость: 15. Размер: 51кб.
25. История лейтенанта Ергунова
Входимость: 15. Размер: 97кб.
26. Странная история
Входимость: 14. Размер: 90кб.
27. Три портрета
Входимость: 14. Размер: 88кб.
28. Несчастная (глава 17)
Входимость: 14. Размер: 63кб.
29. Дворянское гнездо (приложения: страница 2)
Входимость: 14. Размер: 38кб.
30. Фетисов Н. В.: "Мадам, месье и Жан" (пьеса про Тургенева)
Входимость: 14. Размер: 52кб.
31. Вовчок М.: Институтка (перевод Тургенева)
Входимость: 14. Размер: 90кб.
32. Бретер
Входимость: 13. Размер: 34кб.
33. Дворянское гнездо (главы 31-35)
Входимость: 13. Размер: 36кб.
34. Несчастная (главы 18-24)
Входимость: 13. Размер: 41кб.
35. Новь (главы 23-25)
Входимость: 13. Размер: 48кб.
36. Нахлебник. Действие второе
Входимость: 13. Размер: 60кб.
37. Арсеньева Елена: Проклятая цыганка (Полина Виардо — Иван Тургенев)
Входимость: 13. Размер: 92кб.
38. Нахлебник
Входимость: 13. Размер: 69кб.
39. Пунин и Бабурин. II. 1837 г
Входимость: 13. Размер: 58кб.
40. Песнь торжествующей любви
Входимость: 12. Размер: 42кб.
41. Часы (главы 17-24)
Входимость: 12. Размер: 32кб.
42. Головков Геннадий: Тургенев и Виардо - история любви
Входимость: 12. Размер: 26кб.
43. Несчастная (Примечания)
Входимость: 12. Размер: 81кб.
44. Отрывки из воспоминаний — своих и чужих. Старые портреты
Входимость: 12. Размер: 86кб.
45. Безденежье
Входимость: 12. Размер: 72кб.
46. Новь (главы 17-19)
Входимость: 12. Размер: 47кб.
47. Писарев Д. И.: Женские типы в романах и повестях Писемского, Тургенева и Гончарова
Входимость: 12. Размер: 124кб.
48. Первое представление оперы г-жи Виардо в Веймаре
Входимость: 12. Размер: 34кб.
49. Собака
Входимость: 12. Размер: 66кб.
50. Накануне (главы 26-30)
Входимость: 12. Размер: 37кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Постоялый двор
Входимость: 34. Размер: 147кб.
Часть текста: особенным чувством и вниманием посмотреть на слишком им знакомое крылечко; или какой-нибудь голяк в дрянной тележке и с тремя пятаками в мошне за пазухой, поравнявшись с богатым двором, понукал свою усталую лошаденку, поспешая на ночлег в лежавшие под большаком выселки, к мужичку-хозяину, у которого, кроме сена и хлеба, не найдешь ничего, да зато лишней копейки не заплатишь. Кроме своего выгодного местоположения, постоялый двор, о котором мы начали речь, брал многим: отличной водой в двух глубоких колодцах со скрипучими колесами и железными бадьями на цепях; просторным двором со сплошными тесовыми навесами на толстых столбах; обильным запасом хорошего овса в подвале; теплой избой с огромнейшей русской печью, к которой наподобие богатырских плечей прилегали длинные борова, и наконец двумя довольно чистыми комнатками, с красно-лиловыми, снизу несколько оборванными бумажками на стенах, деревянным крашеным диваном, такими же стульями и двумя горшками гераниума на окнах, которые, впрочем, никогда не отпирались и тускнели многолетней пылью. Другие еще удобства представлял этот постоялый двор: кузница была от него близко, тут же почти находилась мельница; наконец, и поесть в нем можно было хорошо по милости толстой и румяной бабы стряпухи, которая кушанья варила вкусно и жирно и не скупилась на припасы; до ближайшего кабака считалось всего с полверсты; хозяин держал табак нюхательный, хотя и смешанный с золой, однако чрезвычайно забористый и приятно разъедающий нос, — словом, много было причин, почему в том дворе не переводились всякого рода постояльцы. Полюбился он проезжим — вот главное; без этого, известно, никакое дело в ход не пойдет; а полюбился он более потому, как толковали в околотке, что сам хозяин был очень счастлив и во...
2. Три встречи
Входимость: 34. Размер: 87кб.
Часть текста: Глинное, лежащее в двадцати верстах от моей деревни. Около этого села находятся самые, может быть, лучшие места для дичи в целом нашем уезде. Выходив все окрестные кусты и поля, я непременно к концу дня заворачивал в соседнее, почти единственное в околотке болото и уже оттуда возвращался к радушному моему хозяину, глинскому старосте, у которого я постоянно останавливался. От болота до Глинного не более двух верст; дорога идет всё лощиной, и только на половине пути приходится перебраться через небольшой холм. На вершине этого холма лежит усадьба, состоящая из одного необитаемого господского домика и сада. Мне почти всегда случалось проходить мимо нее в самый разгар вечерней зари, и, помнится, всякий раз этот дом, со своими наглухо заколоченными окнами, представлялся мне слепым стариком, вышедшим погреться на солнце. Сидит он, сердечный, близ дороги; солнечный блеск давно сменился для него вечной мглою; но он чувствует его по крайней мере на приподнятом и вытянутом лице, на согретых щеках. Казалось, давно никто не жил в самом доме; но в крошечном флигельке, на дворе, помещался дряхлый вольноотпущенный человек, высокий, сутуловатый и седой, с выразительными и неподвижными чертами лица. Он, бывало, всё посиживал на лавочке под единственным окошком флигеля, с горестной задумчивостью поглядывая вдаль, а увидав меня, приподнимался немного и кланялся с той медлительной важностью, которой отличаются старые дворовые, принадлежащие к поколению не отцов наших, а дедов. Я заговаривал с ним, но он не был словоохотлив: я только узнал от него, что усадьба, в которой он жил, принадлежала внучке его старого барина, вдове, у которой была младшая...
3. Григорьев А. А.: И. С. Тургенев и его деятельность
Входимость: 30. Размер: 330кб.
Часть текста: прием ему особенно противен. Тут может быть возникнет сейчас же вопрос: имеет ли право критик говорить о таланте, который он горячо любит и высоко ценит, не перестает ли он быть м отношении к такому таланту критиком, т. е. лицом судящим, взвешивающим, оценивающим, указывающим недостатки и промахи? Такой вопрос конечно может возникнуть только в кружках, ничего не питавших кроме критических статей гг. Греча, Кс. Полеваго, Булгарина, Сенковского и иных, приучивших публику их читавшую и поныне еще может быть читающую, к извинениям в случаях их особенного расположения к тому или другому из авторов - да в кружке замоскворецких или коломенских барышень, которые всегда думают, что им сказали что либо "в критику" - но все же ведь он, этот пошлый вопрос, может возникнуть... потому что, при малой развитости понятий в большей части нашей публики, еще не привыкли уметь отделять расположение к дарованию от расположения к личности. Даже Белинский не успел приучить к этому. Большей части читающих, и даже пишущих, и даже иногда критикующих,-- непонятен тот процесс раздвоения на человека чувствующего и человека судящего,...
4. Неосторожность
Входимость: 29. Размер: 98кб.
Часть текста: представляет улицу перед загородным домом дона Бальтазара. Направо от дома тянется каменная ограда. Дом двухэтажный, с балконом; под балконом растет несколько олив и лавров. На балконе сидит донья Долорес. Донья Долорес (после некоторого молчания). Однако мне очень скучно. Мне нечего читать, я не умею шить по канве, не смею выйти из дому. Что же мне делать одной? Идти в сад? Ни за что! Мне мой сад ужасно надоел. Да, сверх того, что за удовольствие вспоминать: вот тут-то мой муж меня бранил; вот тут-то запретил днем подходить к окошку; вот под этим-то деревом он объяснялся мне в любви… (Со вздохом.) Ах, это хуже всего!.. (Задумывается и чрез несколько времени начинает напевать песню.) Тра-ла-ла-ла-тра!.. Вон наша соседка идет… А какой прекрасный вечер, какой душистый воздух… как бы хорошо гулять теперь на Прадо с каким-нибудь любезным, учтивым молодым человеком!.. Как, должно быть, приятно слышать голос почтительный, нежный, не такой дряхлый и хриплый, Как у моего му …(Она боязливо оглядывается.) Я бы вернулась с ним домой; он бы откланялся и, может быть, попросил бы позволения поцеловать мою руку, — и я, не снимая перчатки, подала бы ему — вот так — самые кончики пальцев… Как эти тучи хороши!.. Я сегодня скучаю больше обыкновенного, сама не знаю отчего… Право, мне кажется, если б мой муж хорошо одевался, если б носил шляпу с...
5. Фауст
Входимость: 27. Размер: 83кб.
Часть текста: Чего, чего не перебывало в эти девять лет! Право, как подумаешь, я точно другой человек стал. Да и в самом деле другой: помнишь ты в гостиной маленькое, темненькое зеркальце моей прабабушки, с такими странными завитушками по углам, - ты все, бывало, раздумывал о том, что оно видело сто лет тому назад, - я, как только приехал, подошел к нему и невольно смутился. Я вдруг увидел, как я постарел и переменился в последнее время. Впрочем, не я один постарел. Домишко мой, уже давно ветхий, теперь чуть держится, весь покривился, врос в землю. Добрая моя Васильевна, ключница (ты ее, наверно, не забыл: она тебя таким славным вареньем потчевала), совсем высохла и сгорбилась; увидав меня, она даже вскрикнуть не могла и не заплакала, а только заохала и раскашлялась, села в изнеможении на стул и замахала рукою. Старик Терентий еще бодрится, по-прежнему держится прямо и на ходу выворачивает ноги, вдетые в те же самые желтые нанковые панталошки и обутые в те же самые скрыпучие козловые башмаки, с высоким подъемом и бантиками, от которых ты не однажды приходил в умиление... Но, боже мой! - как болтаются теперь эти панталошки на его худеньких ногах! как волосы у него побелели! и лицо совсем съежилось в кулачок; а когда он заговорил со мной, когда он начал распоряжаться и отдавать приказания в соседней комнате, мне и смешно и жалко его стало. Все зубы у него пропали, и он шамкает с присвистом и шипеньем. Зато сад удивительно похорошел: скромные кустики сирени, акации, жимолости (помнишь, мы их с тобой сажали) разрослись в великолепные сплошные кусты; березы, клены - все это вытянулось и раскинулось; липовые аллеи особенно хороши стали. Люблю я эти аллеи, люблю серо-зеленый нежный цвет и тонкий запах воздуха под их сводами; люблю пестреющую сетку светлых кружков по темной земле - песку у меня, ты знаешь, нету. Мой...

© 2000- NIV